13:27 

Арбайтен.

Какая прелесть
Новая неделя началась под знаком работы - над собой, своими обязательствами, внутренним состоянием. Проснулась я около половины десятого - не так рано, чтобы выйти из дома с мамой, как желалось, но и не так поздно, как оно могло бы быть. Вообще я опять проявила не лучшую свою сторону - дело в том, что вставала я дважды, но в первый раз я сочла болящее горло и просьбу мамы выйти с собаками - как она может, она же знает, как мне трудно просто встать! - достаточным оправданием, чтобы опять лечь. Но все минусы позднего пробуждения искупались сном, который я видела до того.

В нем я сидела в ванной комнате своей квартиры на бортике ванны, свесив ноги наружу и зажав в руках бритву. А за открытой дверью мелькали картины и люди, имевшие для меня когда-то значение. Я пыталась зацепиться за них, надеялась, что меня остановят - во сне я не хотела, до жути не хотела умирать, но знала, что это произойдет. А они - они видели меня - разыгрывали сцены, имевшие место когда-то, или просто разговаривали - со мной ли, или друг с другом, и каждое слово было пропитано их сутью. Это немного напоминало диалоги из литературы романтизма, во время которых герои как бы замирают и просто выражают свое мировоззрение, иногда на нескольких страницах. Немного похоже - но выше уровнем, потому что героям моего сна хватало пары жестов, слов, движений, чтобы быть определенными однозначно, выраженными во всей своей индивидуальности.

И вот мы располагаемся по разные стороны этой двери, и я во мне живет какое-то детское желание, что кто-то из них зайдет меня и остановит. Не отнимет бритву - даже во сне я понимаю, что это лишь образ - но как-то спасет меня, и в тоже время я понимаю, что это невозможно, да и не желаю я быть спасенной жертвой.

Выйти к ним, оставив бритву? Но смогу ли я это сделать, смогу ли тоже быть свободной, самобытной собой? Я проснулась, так и оставшись сидеть на бортике ванной. С осознанием, что я хочу выйти - и хочу выйти сама.

Прибравшись дома и посадив Николеньку на цепь, я отправилась в больницу. Там я записала в дневник ситуаций произошедшее за выходные, но это не принесло желаемого облегчения. Чужеродная пустота в моей душе продолжала существовать, и я отправилась к психологу с твердым намерением разобраться, в чем ее причина.

Вначале мы обсудили мой дневник ситуаций и составили некий список волнующих меня тем: ситуация на выходных, мама, выписка. Разобрать мы по сути успели только первое, но и оно далось нам нелегко.

Для начала мы проанализировали те мысли и эмоции, которые я занесла в дневник ситуаций по отношению к этому событию:

Ситуация:

Проснулась в незнакомой квартире после алкогольного отравления, куда меня привез смутно знакомый парень – чего я не помню, с которым, судя по обрывочным воспоминаниям, я занималась ночью сексом.

Эмоции:

Облегчение, вина, апатия, беспокойство.

Автоматические мысли:

«Все могло закончиться хуже».
«Я опять позволила ситуации выйти из-под контроля».
«Все уже случилось».
«Как я выгляжу, и что обо мне подумают».

Я выбрала именно эту ситуацию - а ведь та ночь и последующее утро включали целый их комплекс, потому как смутно ощущала, что именно здесь кроется проблема. И мы принялись за анализ. Первой версией Е,В, стало то, что испытываемая мной проблема связана с дезинтеграцией части моей личности, которая потеряла контроль под воздействием алкоголя. Будто бы уверенная в своем контроле степени опьянения я не могу принять ту себя, которая этот контроль потеряла. Со своей стороны я выразила сомнение, что это могло бы быть источником столь сильных чувств - я видела многих уважаемых мною людей не в лучшем виде под воздействием алкоголя, и, как мне кажется, всегда оставляю право за человеком напиться до невменяемого состояния.

Может, дело в потере контроля самом по себе? Но я пока не настолько приняла ответственность за себя, чтобы переживать из-за этого. Некоторое разочарование, но я была готова к падениям на первых порах.

И тут меня осенило. Секс в невменяемом состоянии и получение удовольствия от партнера, которого я не сама выбрала, высвобождение чисто сексуальной энергии, взявшей верх над разумом.. Эти обстоятельства отбросили меня к крайне болезненной для меня ситуации этого лета, которую я осознанно скрыла в глубине, не имея возможности принять.

Этим летом я ездила на Селигер со своим племянником десяти лет и отцом, с отношения с которым не назвать простыми. Ночевали мы в прицепе, втроем, и вот одной ночью, когда я спала, он начал ко мне приставать, со вполне конкретными намерениями. А я - не сразу его оттолкнула. Именно этот факт я никак не могла пережить. Не само домогательство со стороны отца - он никогда не был мне близким человеком и разочаровать сильнее смог бы уже едва ли. Но то, что хотя разумом я понимала весь ужас происходящего, я получала удовольствие и не сразу это прекратила. Где-то в глубине души, как женщина, я наслаждалась происходящим, и в этом я себя винила, этого стыдилась.

Я рассказывала эту историю маме, бабушке, Ю. (психотераевту, с которой я работая постоянно), но опускала именно момент этой паузы, за который мне было невыносимо стыдно. И тут, снова, секс с мужчиной, разумом не санкционированный. И хотя ситуации кардинально отличаются, и в последнем случае я бы не оттолкнула его и при зрелом размышлении, какие-то общие моменты вернули меня туда, во время поездки на Селигер.

Некоторые женщины, помимо страха, боли и отвращения испытывают от изнасилования удовольствие. Я знала об этом, но никак не могла принять по отношению к себе. Я не могла простить себя, и только разговор с Е,В, помог мне это сделать. Я биосоциальное существо, и мой разум не единственное, что мной управляет. Произошедшее показало это со всей ясностью, и мне остается только принять это.

Я не могу расписать, я не знаю какими словами выразить произошедшие во мне перемены, но, как мне кажется, эта беседа помогла мне принять себя такой, какая я есть. У меня до сих пор не повернется назвать случившеесе изнасилованием - но и себя я простила. Я заглянула в пугающую меня пустоту, и смогла проанализировать и принять ее.

Все же я, кажется, нашла психолога своей мечты.

Но моя жизнь постепенно набирает обороты, и после разговора с психологом я не ушла писать дневничок, или спать, как я поступила бы на предыдущей недели, хоть вызовы, бросаемые предыдущими выходными, и не шли ни к в какое сравнение с нынешними.

Дело в том, что у меня есть...назовем ее знакомой, потому как точнее охарактеризовать ее трудно. Мы пересекались на прошлых выходных и довольно мило общались, достаточно сказать, что после этого у меня возникла идея для поста, который я все никак не напишу. И в прошлую пятницу я написала ей, чтобы узнать, будет ли она на концерте Гуши, и оказалось,что она ложится в больницу. И, хотя она знало о моем аналогичном положении, и не проявила желания меня навестить, я тут же предложила к ней приехать на выходных. Возможно, это было некоторое высокомерие как проявление расположения в ответ на равнодушие и желание чем-то обязать ее, может быть. Но еще мне просто хотелось ее видеть. И я пообещала приехать, что у меня не получилось в связи с "душевной болезнью" выходных.

Таким образом, я оказалась перед выбором. Взять тайм-аут и поехать к ней завтра, или же выполнить обещание немедленно - и я почувствовала, что во мне достаточно сил для последнего. Общение было несколько напряженным и бессмысленным, хотя и приятным - Сашета своеобразный, но интересный собеседник. Но когда мы уже шли к выходу, она подняла интересную для меня тему ролей в отношениях. Почему ведем себя разным образом с разными людьми? И если в ее случае, по ее словам, это временная мера "подстройки" под другого, и в итоге вылезает истинная сущность, то в моем такое положение дел может сохранятся на протяжении всех отношений. Как будто я инстинктивно воспринимаю уровень...доминантности, что ли, другого человека, и подстраиваюсь под нее. Мы обсуждали эту тему, и тут я высказала давно волнующий меня момент, слишком уж был он в тему.

Полная неопределенность наших отношений с Сашетой. Мы переспали, увидевшись лишь второй раз, мы ходили за руку какое-то время, но наши отношения так и остались где-то за гранью однозначно понимаевого. Уровень нашей доминантности оказался настолько равным, что никто не делал первого шага - и не дожидался его от другого. Так и зависли мы где-то, свободные от условностей, но полные неясных домыслов внутри.

Возвращалась в я в больницу в раздумьях и ощущении незакрытости ситуации - волнующем, но не сказать, чтобы неприятном. Я ощущала себя здесь и сейчас, я чувствовала, что даже если мои реакции на вызовы жизни и выкинут меня из седла - я всегда смогу вернуться сюда, как на точку сохранения, и идти дальше. Мне хотелось строить и хотелось жить.

В-первые за долгое время мне захотелось делать зарядку, мне не только хотелось движения - я ощущала ответственность за состояние своего тела. Даже звонок мамы с бросанием трубки не смог изменить мой настрой. Затем - душ, масочка для лица, и тут - звонок Паши. И снова какие-то загоны, предложение с ним встречаться и тому подобное. Не хочу об этом писать - вот если встретимся на выходных, тогда и будет повод хотя бы думать о нем.

Вместо этого болтаю с Алей, потом перемещаемся в ее палату - ее соседка на серьезных медикаментах, и спит беспробудно. Гоняем чаи, спать ложимся в обнимку - и Аля приобретает первый в своей жизни опыт с женщиной.

А к Сашете в четверг я поеду с цветами.

@темы: шиза, сны, секс, отношения, личное, больничные будни, Сашета

URL
   

Чашка Петри

главная